Почему в ближайшие годы Украина может потерять 200+ районных музеев?

Автор: Олексій Копитько | 13 грудня 2018 22:17 |



Я стараюсь ничего не писать на общемузейные темы, поскольку сейчас моя работа бесконечно далека от музейной повседневности, и высказываться я могу только по поводу конкретных объектов как неравнодушный турист и ответственный родитель.

Единственная причина, по которой я это пишу – пообещал уважаемым коллегам по итогам спонтанной возникшей дискуссии «культура гыне и шо з цым робыть».

Что происходит? Прямо сейчас для музеев формируются новые вызовы. Но они не проговариваются, и шанс их нейтрализовать по традиции игнорируется.

В ближайшие 3 года музейная система Украины столкнется как минимум с одной системной проблемой, которая породит целый букет рисков.

Эта проблема – углубление децентрализации.

Одно из прямых следствий – разрушение сети районных музеев. Раньше об этом говорили гипотетически, а сейчас уже просматривается механика данного процесса.

Мало кто обратил внимание на слова Премьер-министра Владимира Гройсмана о начале нового этапа децентрализации. Один из аспектов – «формирование новой территориальной основы» (см. картинку). Для чего будет проведена реформа административно-территориального устройства (АТУ). Это абсолютно правильный и логичный шаг для страны, но имеющий свои последствия для музеев.

Цель реформы АТУ – чтобы в Украине получилась трёхступенчатая иерархия: громада (их будет до 1800) – район (порядка 100) – регион. Понимаете, что это значит?

Скажем, в моей любимой Харьковской области сейчас 27 районов. А согласно ориентировочной карте реформы останется только 4 района. При этом сейчас функционирует более 20 районных музеев. В масштабах страны может оказаться, что районных музеев раза в 3-4 больше, чем районов. Т.е., порядка 200+ музеев будут подвешены.

Что будет с ними, а также с их локальными филиалами? Надеяться, что их автоматически подхватят новые районы-правопреемники – наивно. Зачем им это? Музеи создавались как идентификатор конкретной территории. Если территория меняется, музеи также должны будут либо концептуально измениться, либо исчезнуть. Например, я видел все районные музеи одного из потенциальных «укрупненных» районов Харьковской области. Только один более-менее шевелится. Остальные существуют только потому, что есть район.

Уже сейчас новосозданные ОТГ не горят желанием финансировать районные музеи «своего» района. Проблема ещё не острая, потому что реформа не завершена. Веселье начнётся после местных выборов 2020 г.

Поскольку в рамках реформы АТУ у сотен музеев исчезнут засновныки (райрада и РГА), им как минимум придётся изменить правоустанавливающие документы. И вот на этом этапе может произойти масса интересного. Кто-то потеряет статус, превратится в филиал. Кого-то подхватит ОТГ. А кого-то расформируют.

Это системная проблема для страны. Если отдать её на откуп органам местного самоуправления без внятных рекомендаций, начнется хаос: где-то громады захотят сохранить музеи – где-то не захотят, где-то будут ресурсы – где-то их не будет.

Отягчающее обстоятельство – неизбежная отмена моратория на продажу земли. В регионах начнется война, к ней активно готовятся. В этой ситуации на музейные пожелания всем будет еще больше плевать, чем сейчас.

На этом фоне неизбежно начнётся новый виток угрозы под названием «превращение музейных коллекций в активы».

Уже сейчас во время поездок я нередко встречаю риторику «музей – это МАЙНО громады». Формально – это так. И этим майном громада хочет распоряжаться. Наличие декоративного закона, который что-то там говорит про державну частину Музейного фонду, не должно никого обманывать. Он точно также как бы защищал коллекции сельских музеев или музеев на предприятиях, в учреждениях, организациях. Сильно помогло, когда реалии изменились?

В прошлый раз идею «монетизации коллекций» удалось отбить с неимоверными трудностями. Но тогда было проще, потому что бои велись на одной площадке – в Киеве. А сейчас таких площадок будет 100+. Потому что общий контекст происходящего – по максимуму спихнуть подобные вопросы их Киева вниз по цепочке.

На фоне ожидаемых трансформаций в системе власти и повышения уязвимости целой группы музеев будет разворачиваться ещё один процесс - становление поместной церкви.

И в ходе этого процесса однозначно активизируются предложения о разных формах передачи (возврат, пользование) сакральных вещей из музеев религиозным организациям. В качестве символических актов. Не верите? Год назад не верилось, что областные советы додумаются запрещать какой-то язык и начнут запускать священников в школы.

Практика донельзя наглядна: оставшись один на один с руководством своей территории, музей почти всегда проигрывает. Руководитель музея даже сейчас чрезвычайно зависим и вынужден быть лояльным. Представьте на секунду, что какой-то мэр/глава района возжелает заручиться поддержкой нового каноничного епископа в обмен на небольшой подарок из музея, который находится перед угрозой расформирования. Что противопоставить? Общественный протест? Так ведь не факт, что общество поддержит музей, а не епископа.

Если на фоне такого контекста у музея возникнут проблемы, то куда ему стучаться? Кто придёт на помощь?

Губернатор? В рамках той же децентрализации будет проводиться разграничение полномочий между Киевом и регионами, а также между областной властью и местным самоуправлением. Грубо говоря, сегодняшний глава ОГА должен превратиться в префекта (или как там его назовут), у которого не будет в распоряжении значительных денег и имущества, а останутся в основном контрольные функции: чтобы избранные на местах лица не слишком нагло попирали закон. Все прикладные имущественные и кадровые вопросы будут разруливать мэры, главы районов, советы и ОТГ. У главы ОГА/префекта просто может не быть полномочий для защиты музея.

В Киев? В Минкульт? Даже не смешно.

Обращаться в Верховную Раду? Реалии таковы, что сейчас в профильном комитете только один народный депутат, которая хотя бы поймёт, о чём вы говорите – Iryna Podolyak . Но ею одновременно и со всех сторон пытаются овладеть разные культурные сообщества, в силу чего процесс получения помощи объективно затруднён. И я категорически не уверен, что новый состав Рады в этом плане будет лучше, чем нынешний. Скорее наоборот.

Можно еще попытаться судиться. Но это – затратная и утомительная лотерея.

А теперь вспомните историю водружения в Одесский художественный музей товарища Олександр Ройтбурда. Это был звоночек. Многие её восприняли как условный хэппиэнд и не сделали правильных выводов. Но эта история – совсем о другом. Она шокирует: для простого выполнения ЗАКОНА довелось приложить абсолютно противоестественные усилия. Лишь потому, что существует конфликт на региональном уровне.

Ситуацию в Одессе удалось продавить исключительно благодаря резонансу и внешнему вмешательству, спровоцированному выдающейся персоной нового директора. Но мобилизовать такой же ресурс для других ситуаций будет просто невозможно! Доказано в Ровно, в Днепре и других регионах.

И вот тут мы подходим к сути.

Описанные проблемы – это не приговор. С ними можно работать. Но для этого их кто-то должен как минимум артикулировать, а потом отстаивать выгодный музеям сценарий.

Кто этот субъект? Этим субъектом должно быть музейное СООБЩЕСТВО посредством своих полномочных представителей. Но как обстоят дела?

На мой взгляд, музейное сообщество в Украине набрало неплохую форму в 2012-13 гг. Не важно, что происходило внутри – важно, что снаружи оно выглядело самым наглым и крикливым. В 2014 г. в силу ряда причин случился откат, и сообщества как такового сейчас нет. Потому что у него должны быть как минимум два признака – общая ПОВЕСТКА и ОРГАНИЗАЦИЯ.

Что у нас с повесткой?

Насколько я представляю, ситуация будет осложняться за счет усиливающегося расслоения между музеями.

У национальных музеев – свои интересы и своё «кино» с Минкультом.

Областные окажутся в непростой ситуации. Потому что деньги будут перетекать городам. И выгоднее будет стать музеем Харькова / Львова / Одессы, чем остаться музеем области. И скорее всего в момент разграничения полномочий регион-город-район будут подниматься вопросы о передаче майновых комплексов музеев к ОМС.

Музеи городов потенциально могут оказаться в выигрыше за счет притока ресурсов в городские бюджеты. Но для этого надо, чтоб от этого притока им больше перепадало.

По районным музеям – отчасти я указал: они в зоне риска, необходимо действовать на упреждение. А ведь есть ещё вузовские, частные, общественные.

Есть вопросы по тарифным сеткам, по реставрации и т.д. Но нет внятной матрицы проблем, с которой можно было бы стучаться. Есть фрагменты, под которые сложно мобилизовать поддержку. Т.е., целостной повестки – нет.

Что в плане организации? Куда обратиться, чтобы узнать, а что вообще музеям надо?

Музейная рада при Минкульте – в анабиозе.

Единственная структура, которая сейчас может претендовать на представительство интересов всех музеев – это ICOM Ukraine. Текущая ситуация в организации известна. Но главная проблема не в ситуации, а в том, что по своей природе ИКОМ – это музейная секта. Её функционал обращен вовнутрь – на круг профессионалов внутри страны, а также на взаимодействие с глобальной сектой и сектами других стран. В нормальной стране ИКОМ не выполняет функции профсоюза и правозащитника-вышибалы. Но у нас просто ничего больше нет. Поэтому неизбежно звучат призывы, чтобы ИКОМ куда-то вмешался, что-то заявил и т.д.

Для того, чтобы Национальный комитет ИКОМ Украины нормально воспринимали на международном уровне, абсолютно логично, чтобы его возглавил директор какого-то заметного музея. Например, Kateryna Chu. Но в такой ситуации у ИКОМ автоматически будут сильно связаны руки по защите общего интереса. Ибо президент ИКОМ, вступая от имени сообщества в конфликт, будет подставлять свой музей. Это ж очевидно?

Предпосылок, чтобы музеи в обозримом будущем родили какую-то другую живую организацию, я не вижу. УЦРМС, благодаря Vlad Pioro, эффективен на своем участке, но функцию всеобщего представительтва выполнять не может.

Итого: повестки нет, организации нет. Сообщество подходит к новым испытаниям в разобранном виде.

Почему важно об этом говорить сейчас? Потому что в октябре 2019 г. – парламентские выборы. А осенью 2020 г. – местные выборы (к которым и будут стремиться завершить децентрализацию).

И если на этих выборах музейная повестка не будет правильно заявлена с целью упреждения возможных проблем, то потом все будут вынуждены героически бороться с последствиями.

Например, люди, которые сейчас моделируют реформу АТУ, вряд ли хотят специально навредить музеям. Просто им никто не сказал, что существуют моменты, которые надо учесть. А потом будет поздно.

Идеальный вариант для музейного сообщества – делегировать своих представителей в советы разных уровней. Провокация с «музейным депутатом», которую УЦРМС придумал в 2012 г., показала возможности.

Что тогда произошло? Мы пошли к представителям двух номинально демократических сил, которые были способны преодолеть (и преодолели) проходной барьер, и спросили – что нужно, чтобы в список попал номинальный «кандидат от музеев», если денег у нас нет? Был получен одинаковый и абсолютно разумный ответ: к музеям относимся нейтрально, однако музейная тема для электората не существует, сделаете её заметной – можно вести предметный разговор. И мы начали ходить по эфирам, просили журналистов размещать публикации и т.д. И к концу месяца (это был июнь 2012 г.) мы разогрели тему, её начали улавливать мониторинги партий, с которыми мы общались.

Но потом случился недоброй памяти «закон Кивалова-Колесниченко» о региональных языках, который напрочь перекрыл всю гуманитарную проблематику. Поэтому затея закончилась ничем.

Но я убежден, что она плодотворная и это правильный путь. Только надо раньше начинать подготовку. Если музейное сообщество к такому формату не готово, то надо делегировать если не представителей, то хотя бы идеи.

Поэтому задача минимум на ближайших 5-6 месяцев – записать на бумажке музейную повестку, разложить её по уровням музеев, по видам решений и субъектам их принятия, нарисовать красивые разжевывающие картинки и начать навязывать её всем, кто будет бороться за власть. Для этого не нужно много денег, надо просто организоваться на какой-то площадке.

Либо потом каждый районный музей будет сам обивать пороги и доказывать, что именно его надо сохранить. А коллективы городских музеев будут всё чаще удивляться, почему на конкурсах побеждают не профессионалы, а «крепкие хозяйственники», лояльные местному начальству. И все вместе будут объяснять, почему передача церковной утвари назад церкви - это небогоугодно, а продавать коллекции - незаконно.

Время подготовиться ещё есть, но его не так много.

Схожі публікації

Коментарі (0)

 

Новини

Події

Журнал
«Музейний простір»

Актуальний номер - № 4(14) за 2014 рік

вологість:

тиск:

вітер:

вологість:

тиск:

вітер:

вологість:

тиск:

вітер:

вологість:

тиск:

вітер:

Рейтинг

Календар

Серпень 2019

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Липень | Вересень